Жестокость одноклассников может превратить жизнь ребенка в ад. Но часто случается, что дети, которые издеваются над соучеником, делают это с подачи взрослых. «Газета.Ru» с помощью психолога разбиралась, как учителя и родители других учеников запускают волну травли в школе и почему это происходит.

«Моего ребенка вычеркивают»

Жительница Новосибирской области обвинила руководство школы и классного руководителя в травле ее сына. По словам Надежды, ее ребенка пытаются выжить из школы, поскольку отец мальчика был осужден за убийство.

В 2013 году небольшой городок Тогучин, население которого составляет 20 тыс. человек, потрясла новость об исчезновении первоклассницы: злоумышленник увез девочку в лес и там задушил. Вскоре полиция задержала подозреваемого – 30-летнего местного жителя. Суд признал его виновным и отправил в колонию. Его жена Надежда, для которой их общий сын стал четвертым ребенком, осталась жить в Тогучине.

В шесть лет он пошел в школу. Как рассказала Надежда, когда ее сын учился в первом классе, учитель заявила, что тот отличается от других. «...в октябре учитель сунула мне бумажку с телефоном: «Обратитесь к психологу, у вас ребенок со странностями». Намекала на его отца и на то, что мой сын тоже не в себе», – приводит рассказ женщины сайт kp.ru.

Открытый конфликт произошел после того, как однажды классный руководитель отпустила детей с уроков раньше положенного, но не предупредила об этом Надежду. Женщина в ужасе обегала весь городок в поисках сына, невольно вспоминая события 2013 года.

Когда мальчик нашелся, Надежда написала претензию в родительский чат в Whatsapp — но учитель удалила женщину из чата. Надежде пришлось пожаловаться на педагога в управление образования — она получила выговор.

Сейчас сын Надежды учится в третьем классе, и недавно конфликт, который, казалось, начал забываться, вспыхнул с новой силой. Классный руководитель устроила для учеников поход в театр. По словам Надежды, когда она принесла учительнице деньги за билет, педагог при всем классе сказала: «Надежда Геннадьевна, не обижайтесь, но с вами я никуда не поеду».

 В сети было опубликовано видео, как Надежда в присутствии классной руководительницы пытается выяснить у директора школы, почему ее сына не хотят брать в театр. Директор поясняет, что больше 12 человек брать нельзя, однако отказывается отвечать на вопрос о том, кто еще из класса не поедет на экскурсию.

Все закончилось тем, что педагог отказалась от класса, в котором учится сын Надежды. Это не понравилось родителям школьников: большинство из них подписали коллективное письмо для СМИ, в котором заявили, что мать ученика «уже третий год подряд терроризирует учителя, грубо вмешивается в педпроцесс, в мероприятия и дела, которые напрямую ее не касаются».

«Мы настоятельно просим вас, Надежда, покинуть наш класс, если вас в нем никто и ничто не устраивает!», – говорится в письме.

По словам Надежды, отношение взрослых людей передалось и одноклассникам ее сына. Дети начали заявлять, что тот довел учителя.

«В классе есть стенд с фотографиями с первого класса. Дети оборвали снимок с сыном. Еще там висит список тех, кто учится в классе. Моего ребенка уже второй раз вычеркивают. Карандашом, к счастью. Я сегодня стерла пометку в очередной раз, повернулась к детям, говорю: «Не надо так делать, мы с Ромой вас всех уважаем, любим, давайте дружно жить». Все это, конечно, происходит из-за ошибок учителя», – считает Надежда.

По ее словам, доходит до того, что мальчик прячется в туалете школы от обидчиков и плачет. Восьмилетний школьник не знает о страшном преступлении своего отца: мать сказала ему, что мужчина погиб.

После того, как история стала достоянием общественности, классный руководитель и директор школы отказались комментировать ситуацию в беседе с журналистами.

«Пусть решают эти вопросы люди, которые участвуют в этом конфликте, каждый своими путями. Мы все, что могли, уже сделали. Комментировать тут нечего», – сказала директор школы, добавив, что учитель продолжает работать в учреждении, но не с этим классом.

Родители также неохотно общались с прессой, ссылаясь на коллективное письмо, в котором «все написано». Бабушка одной из учениц заявила, что к сыну Надежды ни у кого нет претензий. Многие даже не знали, кто его отец, пока сама женщина не рассказала об этом всем подряд, утверждает она. На вопрос о том, кого еще из детей не взяли в театр, женщина ответила, что не знает. Не стала она отвечать и на вопрос о том, отказывались ли когда-нибудь брать на экскурсию ее внучку.

«... к маме мальчика я отношусь ровно. У меня только одна претензия: если учитель такой и сякой, зачем она ведет к нему ребенка?! Первое, что сделала бы я, – перевела бы его из класса. Но она упорно ведет ребенка к этой учительнице. В итоге довела [педагога]», – посетовала женщина.

Сама Надежда заявляет, что намерена бороться за право сына учиться в школе, которую посещают и другие ее дети. Но боится, что проиграет эту битву: «Даже мне, взрослому человеку, очень тяжело, что уж говорить про сына, которому всего 8 лет».

«Я не могу объяснить девочке, что не виноват»

Весной прошлого года СМИ рассказали о том, как затравили девятилетнюю дочь одного из пожарных, который 25 марта тушил торговый центр «Зимняя вишня» — одноклассники возненавидели девочку за то, что в тот день она выжила.

Как рассказал пожарный телеканалу «360» в тот день школьница вместе с мамой отправились в ТЦ за новой обувью. Когда посетители заметили дым, семья пожарного находилась на первом этаже. По их словам, паники в тот момент не было: магазин покинули не спеша, даже успев приобрести ботинки.

Только спустя некоторое время стало ясно, что пожар в ТЦ унес жизни десятков детей — это стало трагедией для всей страны.

Вскоре СМИ и власти стали говорить о том, что пожарные сработали непрофессионально, не смогли вывести детей с верхних этажей, где они оказались заблокированы и задохнулись. По словам собеседника телеканала, одноклассники его дочери начали травить ее.

«Это твой папа виноват. Ты спаслась, а они нет. Папа научил, наверное, как сбежать? Ты крыса!» — такие обвинения ежедневно слышала в школе третьеклассница.

Супруга пожарного обратилась к учителю с просьбой о помощи, но та лишь посоветовала подождать, пока пройдет время – мол, дети сами перестанут говорить глупости. Однако у девочки за это время развилась настоящая фобия перед школой.

«...теперь она не хочет даже выходить из дома, начинает рыдать, задыхаться, когда пытаемся даже выйти погулять», — рассказал житель Кемерова.

Родители были в растерянности и не знали, как помочь ребенку. Единственным выходом оказалось перевести дочь в другую школу, хотя делать это в конце учебного года крайне неудобно.

«В школе дети ее запинали. Физически могут толкнуть, оскорбить. Дочка плачет, не хочет идти в школу. Вызвали ей врача, но, кажется, нам нужен психолог. Я не могу объяснить девочке, что не виноват. Слишком сложно это для нее. Она только и слышит от одноклассников — пожарные виноваты, не стали спасать», – добавил мужчина.

Почему взрослые отыгрываются на чужих детях

Клинический психолог Леона Овчинникова в разговоре с «Газетой.Ru» объяснила, как может получиться, что травлю ребенка по сути начинают взрослые. Своим негативным отношением они, пусть и бессознательно, дают понять детям, что их сверстник не такой, как надо.

«Сейчас родители младшеклассников и учителя — это, в основном, люди, детство и юность которых пришлись на 90-е годы – сложное и бескультурное время. В это время люди на себе познали, что такое потеря этических норм и правил.

Сравните: до революции люди опирались на христианскую мораль, затем на коммунистические идеи, а в 90-е годы ценностные ориентиры были вовсе потеряны», – отмечает специалист.

Если говорить о детях в небольших городах, таких как Тогучин, то там ситуация осложняется тем, что информация о жителях разлетается по городу моментально – по принципу «все про всех все знают». Кроме того, в небольших населенных пунктах намного меньше объектов культуры в виде театров, школ эстетического развития и так далее, а значит, людям сложнее развивать нравственность и терпение друг к другу, считает Леона Овчинникова.

«Многие люди с 90-х годов так и живут под лозунгом: «Все, что непохоже на нас, нам не нужно», – поясняет она.

Психолог прокомментировала ситуацию с сыном Надежды из Новосибирской области. По ее мнению, в данном случае семья не сможет победить сообщество родителей и учителей.

«Конечно, я не знаю социальных и финансовых возможностей семьи, но в этой ситуации я бы советовала уезжать из города и менять фамилию – потому что в первую очередь необходимо сберечь ребенка. Если бы эта история случилась в большом городе, то семья могла бы просто переехать в другой район, но в городке с 20 тыс. населения – никто не забудет о том, кто приходится мальчику отцом», – с сожалением констатирует собеседница.

При этом психолог считает, что единственным способом для Надежды перетянуть ситуацию на себя остается обращение к широкой общественности через СМИ.

Эксперт уверена, что травли в школах, в частности в небольших городах, поможет избежать качественная работа психологов.

По ее словам, сейчас школьные психологи делают упор на оптимизацию учебного процесса, при этом в школах необходимы и «иного рода психологи, занимающиеся проблемами межличностных взаимоотношений в классе». Такие специалисты будут помогать прорабатывать трудности между детьми, между детьми и учителями, между детьми и родителями.

Что касается травли со стороны сверстников, то она во многом исходит из наших социальных ожиданий и представлений. Как отметила психолог, в 90-е годы, когда социальное расслоение в обществе усилилось, дети в школах стали замечать, что они воспитываются в разных семьях: родителей одних преуспевали, родители других теряли работу и нередко начинали пить.

«Такие семьи становились неблагополучными, а дети — социально запущенными. Прошло двадцать лет, но ситуация не улучшилась: наоборот, укрепилось недоброжелательное отношение к детям из материально неблагополучных семей, а их травля остается не наказуема, поскольку людям кажется, что ребенок из трудной семьи априори хуже своих сверстников», – отмечает Леона Овчинникова.

Источник: gazeta.ru